Перейти к содержанию
Форум Animals NN
Авторизация  
Мерви

проба пера

Рекомендуемые сообщения

прошу не судить строго, хочется знать ваше мнение. написала сказку про хорьков и...в общем, отдаю на ваш суд)

 

 

За окном был тихий зимний вечер, я сидел на кровати и изо всех сил старался не уснуть, очень хотел увидеть отца. Почему-то папа сильно задерживался на работе, а мама не давала ему позвонить и только вздыхала на мой вопрос: «Когда же он придет?» Наконец в прихожей раздался хлопок двери и шуршание одежды, я вскочил с кровати и побежал туда. Мне так много хотелось ему рассказать: как Мишка сегодня отобрал у меня любимый красный самосвал, как друг, самый мой настоящий друг Вовка помог вернуть машину, как воспитательница заставляла есть холодную и невкусную кашу, как я рассказывал Маринке, что мой папа самый добрый, самый умный и, вообще, лучший человек на свете. А еще он врач. А потом Маринка сказала, что ветеринар – это не совсем настоящий врач, потому что он лечит животных, а не людей. Тогда я очень на нее обиделся и весь тихий час думал как ей объяснить, что именно мой папа самый настоящий врач, пусть и ветеринарный.

В прихожей стоял отец, он был непривычно тихим и не улыбался мне, не схватил на руки, не поцеловал маму. Сегодня он был как-то меньше размерами и странно пах. Раньше я не задумывался, как пахнет мой папа, но этот запах был точно не его.

- Папа! Я так тебя ждал, мне так много хочется тебе рассказать!

- Здравствуй, мой хороший. Сейчас я немного отдохну, выпью чаю, и ты мне все расскажешь, - и ушел на кухню, прикрыл за собой дверь и о чем-то долго разговаривал с мамой. Я даже немного обиделся, ведь столько-столько интересного и важного, а он…он…я сел на ковер, вытащил игрушки и стал репетировать рассказ. Плюшевый Потапыч сложил коричневые лапы на пухлом животе и очень внимательно уставился на меня, красная пожарная машина стояла, опустив лестницу, а глупый жираф Костик таращил свои глаза и показывал язык. Я рассказал им про Мишку и Вовку, про Маринку и воспитательницу, про то, как неудобно ходить зимой по улице с шарфом, закрывающим половину лица. Но я уже большой, в следующем году я уже пойду в школу, поэтому отказался, чтобы мама везла меня как маленького на санках.

В комнату тихо зашел отец, подхватил меня с пола, сел на кровать и посадил рядом.

- Хочешь, я расскажу тебе сказку? – спросил он. От удивления я забыл все свои новости. Папа никогда не рассказывал мне сказок. Он вспоминал свое детство, юность, вспоминал, как любил облизывать сосульки, и как его за это ругала моя бабушка. Как он однажды сильно простудился, и почти месяц они с бабушкой провели дома, читали книжки про животных и вот тогда он решил стать врачом именно для зверей. Наверное, они читали про Айболита.

- Конечно, хочу!

- Тогда ложись под одеяло и слушай, - а сам встал, сходил в зал и принес какую-то книжку. На обложке был нарисован забавный пушистый зверек с умными глазками, красивой маской почти как у супергероя из мультика. – Эта сказка про удивительный народ, который жил когда-то давным-давно, когда не было на свете еще людей. Народ этот назывался Фуро.

Представь себе Землю без домов и городов, которые есть сейчас, без автомобилей и железных дорог. Только леса, поля, горы, озера, реки и океаны. Тысячи животных населяли планету и жили они по своим законам. Но все подчинялись царю зверей – льву. Кто-то просто служил ему, кто-то объединялся в целые народы как Фуро, выбирал себе вожака, но главным все равно оставался Лев.

Фуро были очень умными, честными и добрыми. Жили в норах большими семьями, и у каждой семьи была своя работа. Кто-то рыл норы для других, кто-то ходил на охоту. Самки украшали жилье, делали запасы на зиму, возились с малышами. И никто и никогда не нарушал свои обязанности. Это как если бы мы с тобой поменялись, я бы пошел в садик, а ты лечить животных. Возможно, сначала нам было бы весело и интересно, но потом бы оказалось, что не на своем месте мы можем натворить кучу бед . Так и Фуро понимали, что каждый должен заниматься тем, что ему предназначено. А судьбу их определяли так: детей приводили в большой зал и оставляли в нем, разрешая делать то, что им больше всего нравится. Так и становилось понятным кто быстрее всех бегает, а значит будет разносить вести, те, кто ловко поймает жука, будут охотниками, кто начнет копать ямки, чтобы играть в них - рыть норы, кто из глины слепит кувшинчик или чашку – будут ремесленниками, самые сильные становились воинами и стражами. Но были еще особенные семьи, чьи отцы и деды входили в состав совета, чьи матери могли приказывать другим женщинам. И никогда семья рабочих не могла породниться с семьей советников. Это было второе правило жизни Фуро. Наверное, тебе это покажется несправедливым, но таков был закон и его соблюдали. Было и третье правило, пожалуй, самое страшное – никогда, ни при каких обстоятельствах не иметь дела с соседним народом, с Мустами, не ходить на их земли.

Мусты так же жили в норах, только эти норы находились в поле, а у Фуро в лесу. Так же имели совет и рабочих, вожака. И, наверное, единственное отличие, которое сразу же бросалось в глаза – цвет меха. Да-да, Фуро и Мусты были мохнатым от кончика носа до кончика хвоста. У Фуро этот мех был снежно-белым, а глаза напоминали темные рубины. Мусты были коричневыми, с черными как ночь глазами. Когда-то эти два народа даже враждовали между собой, но со временем поделили территорию: один ушли в лес, другие в поля. И тогда появился закон – не иметь ничего общего с представителями соседнего клана. Даже умирая, Фуро не мог просить помощи у Мусты, а Мусты…а Мусты отворачивались, если случайно встречались с Фуро.

Запомни, сын, эти три закона, чтобы лучше понять, что произошло в этом красивом и диком мире.

Шел тысяча триста пятый год правления на планете прайда желтогривых. У Фуро сменился вожак, его выбрал совет. Звали нового вожака – Снэу. По традиции, новый вожак брал себе не только лучшую нору, лучшую добычу и украшения, но и должен был выбрать новую жену, даже если был женат раньше. И у Снэу была жена, которая вскоре должна была его покинуть, уступив место молодой, дочери из семьи совета. Жребий выпал на красавицу Ель. Стоит ли говорить, что Шэнди, старая жена Снэу сразу невзлюбила Ель. Она понимала, что Ель, скорее всего, не виновата, что есть правила и традиции, но ничего не могла с собой поделать. И чем ближе подходил день церемонии расторжения, тем больше тьмы скапливалось в сердце Шэнди. Снэу жалел ее, но был так увлечен новыми обязанностями и привилегиями, что просто не замечал, как глаза жены из рубиновых стали прозрачными и пустыми.

- Пап, а ты смог бы бросить нас с мамой и жениться на другой, если бы так сказали тебе сделать начальники?

- Конечно, нет! Я слишком люблю вас с мамой, и никто другой мне не нужен, - сказал отец и поцеловал меня в лоб.

Ель вылезла из норы и с любопытством принюхалась. Она очень любила осенний лес, когда еще не пришли дожди, солнышко ласково пригревает, а ветерок разносит запахи ягод, прелого мха, а все тело дрожит в ожидании чуда. Предстоящая церемония соединения с новым вожаком ее почти не волновала, ведь ее семья была из советников, и рано или поздно она бы стала верной и хорошей женой одному из высшей касты. Ель не видела большой разницы – быть дочерью и следовать наставлением отца или быть при муже. Слушая сплетни подруг, где часто встречалось, как кто-то из стражей полюбил молодую ремесленницу и соединился с ней, Ель не верила, что такое возможно. Какая может быть любовь, если ты заранее знаешь весь свой дальнейший жизненный путь. Лежит он перед тобой как прямой знакомый туннель, а ты идешь по нему, ощущая лапами теплую землю, знаешь, что семья убирает все острые камни на твоем пути. Вот только шаг все медленнее, не интересно туда идти. Все сильнее хочется свернуть на какой-нибудь развилке, выбежать из норы, подставить морду солнечным лучам, позволить ветру трепать снежную шкурку…Ель даже не заметила, как ее мысли превратились в действия, и она побежала по лесу. Высокая трава гладила ее бока, незнакомые запахи щекотали ноздри, а хвост сам повиливал от переполняющего ее восторга. Она даже издавала какой-то странный звук, похожий на смех…вот только Фуро не умели смеяться как люди.

Лапы Ель остановились сами собой. Она оказалась на опушке, на самом краю, где кончается территория ее клана и начинаются владения Мустов. Первой мыслью было развернуться и бежать к норе, пока ее никто не увидел и не сообщил отцу или будущему мужу. Но в то же время дикое любопытство овладело Ель. Глаза жадно метались по бескрайнему полю, ноздри трепетали, пытаясь уловить как можно больше запахов, чтобы потом в норе вспоминать, лежа на подстилке из сухих листьев. Где-то сбоку хрустнула ветка, и Ель вскрикнула от испуга и резкой боли в боку. Она даже не успела понять, как оказалась на земле, за границей территории своего клана, прижатая двумя сильными лапами так, что даже не могла пошевелиться. Прямо напротив ее рубиновых глаз оказались два черных омута. «Муст!»

- Что Белая делает на моей территории? - прошипел Муст.

- Я…я…я была на своей земле! Ты столкнули меня! Немедленно отпустит меня или я буду жаловаться своему мужу!

- А кто у нас муж? – уже более ласково спросил чужак, но Ель уловила издевку в его голосе.

- Мой муж вожак племени Фуро! – почти выплюнула ему в лицо Ель. И испугалась, настолько сильно дрожал ее голос, что даже этот глупый чужак, наверняка обо всем догадался. Стоит над ней, пользуясь превосходством в размерах и силе, улыбается так нагло.

- У Белых сменился вожак? – хмыкнул Муст, - а что старый? Неужели вашим стадом так сложно управлять, что его досрочно отправили на пенсию?

- Ты! Ты! Да как ты смеешь!?!?! Ты, грязный Муст, пожиратель полевой падали! – Ель просто захлебнулась негодованием и яростью. Ее переполняла настолько сильная злость, что она даже не заметила, как чужак наклонился. И…поцеловал ее.

- Вот теперь и ты грязная, - засмеялся черноглазый, - как твой муж отреагирует, когда узнает, что его прелестная, молодая, беленькая женушка целовалась с заклятым врагом на чужой территории?

Глаза Ель наполнились слезами. Она испытала унижение, чувство, которого никогда не было в ее жизни прежде. И вместе с тем, что-то шевельнулось глубоко внутри. Какой-то болезненно-сладкий укол в самом сердце. Муст убрал лапы, и Ель, подскочив почти на высоту его роста, развернулась и скрылась в лесу.

«Будет теперь знать, как обманывать принца Мустов Кроу и называть меня падальщиком. А все же хороша эта чертовка, с ее точеной головкой и мягким мехом цвета первого снега. Вот только глаза странные, как кровь, смотришь в них, и собственная кровь бушует. А как эти глазки молнии метали. Ха-ха, ничего не скажешь, очень интересная встреча» - так думал наследный принц земель Мустов Кроу».

- Пап, а почему у Фуро вожака выбирали, а у Мустов вожаком становился наследник?

- Видишь ли, сын, в клане Фуро совет ставил на самого достойного из своих сыновей, а Мусты растили достойных и укрепляли власть. Они считали, что это их убережет от внутренних раздоров за власть.

Ель остановилась около входа в нору и перевела дыхание. «Какой наглец этот Муст! Как он посмел нарушить закон!» Но какая-то часть души Ель понимала, что Муст был на своей территории, и обошелся с ней даже мягко. В его праве было убить ее, или лишить навсегда чести, откусив хвост. При мысли о хвосте Ель поежилась. Странный день, теперь самое главное, чтобы никто не узнал о ее приключении. Особенно Снэу. Нет, особенно отец.

О приключении и правда никто не узнал, почти никто. Шэнди видела, как Ель неслась во все лопатки из леса, видела, и в ее голове стал вырисовываться план как убрать соперницу. Ведь если не станет Ель, тогда возможно совет признает ее права на Снэу, а главное на роль первой самки в клане. Шэнди, королева клана Фуро.

После ужина Ель, сославшись на головную боль, ушла в свою комнату, зарылась в листья лежанки, свернулась калачиком и стала перебирать события этого странного дня. Со стороны можно было подумать, что она крепко спит, только слегка распушенный белый хвост выдавал ее.

«Странный Муст. Почему он так легко отпустил меня? А главное – почему он меня поцеловал. Целовать может только муж, да и то в определенные месяцы в году, когда приходит пора заводить щенков. Хотя, кто знает этих чужаков, может быть они и правда совсем другие. Кто-то мне говорил, что Мусты пришли на эти поля с гор. Сидели бы лучше и дальше в своих горах! И все же он странный…у него такие темные лапы…почти как стволы деревьев зимой. Черные-черные деревья на белом-белом снегу. Таком же белом как мех. И дыхание у него совсем не зловонное, пахнет медом и какой-то травой. Наверное, что-то полевое, у нас нет таких запахов».

Тут Ель просто подскочила в кровати и стала себя обнюхивать. Не остался ли на ней запах чужака, хотя об этом нужно было, конечно, думать раньше. «Но еще…еще…а чем пахну я? Понравился ли мой запах чужаку? Ну, конечно, понравился, иначе бы…иначе бы…иначе бы что? Он чужак! Грязный Муст! И хватит думать о нем, через одно полнолуние твое соединение и нужно быть готовой к церемонии».

А в полевой норе ворочался на подстилке из сухой травы принц Кроу. Ворочался, потому что не мог выбросить из головы странную встречу с Белой. Он не рассказал о ней отцу и братьям, не рассказал даже лучшему другу Саньяге. Конечно, война бы не началась из-за столь незначительного нарушения границы, но все же любопытство Белой могло бы ей стоить многого, а Кроу по неведомой причине не желал ей зла. Более того, завтра он опять будет охотиться на том краю поля, может быть, удастся еще раз увидеть эти милые красные глазки, как ягоды рябины на снегу.

Весь следующий день Ель пролетел в хлопотах и суете перед слиянием. Выбирались украшения, краска для меха, ритуальный рисунок для тела. Церемония слияния чем-то напоминает нашу человеческую свадьбу, только невеста не надевает платья, а все ее тело покрывает затейливый рисунок. Это и мольба богам, и украшение одновременно. Рисунок может означать желание долгой жизни после слияния, хороших сыновей, процветание клана, мягкие зимы и еще многое другое. В зависимости от просьбы выбираются и цвета: красный, зеленый, желтый, оранжевый, охра, голубой, синий…почти любые цвета. Запретными являются лишь черный, коричневый и медовый – цвета Мустов. Говорят, что Мусты не украшают себя белым. Ель выбрала рисунок с процветанием клана, который ей показался наиболее уместным для такой церемонии. Стать женой вожака – честь, выпадающая лучшим из лучших. Если зимы не будут суровыми, а клан волков особенно сильно страдать от голода, то Ель может стать единственной женой Снэу на все время его правления. «Ну и пусть. Ну и ладно. Я почти не соврала вчера Мусту, что являюсь женой вожака. Осталась еще несколько ночей до растущей Луны. И тогда, в ночь перед полнолунием проведут обряд расторжения союза Снэу и Шэнди. А уже на следующую ночь мы с ним станем супругами. Старый вожак принесет в жертву ласку, и ее кровью мы привяжем друг друга. Жаль, что чужак не увидит меня на церемонии. Ооо…я буду ослепительно красива в голубых и синих рунах, они как весенние ручьи побегут по белому снежному моему меху. И только правая передняя лапа будет красной, почти такой же красной, как и мои глаза. Мне кажется, что даже этот странный Муст не устоял бы передо мной. Хотя…кто знает этот народ. Наверняка они предпочитают самок потемнее. Фу, как это должно быть ужасно, иметь темный мех. Но чужак не показался мне страшным. Странным да, но не страшным. Эти его черные сильные лапы, темные бока…казалось, что его мех притягивает солнечные лучи и ловит их, заставляет играть и переливаться. Недаром же говорят, что Мусты все немного колдуны. Может попробовать сегодня опять улизнуть из норы и сходить к границе? Только теперь я не буду столь неосторожна, встану за деревом. И если вдруг чужак окажется рядом, он уже не сможет обвинить меня в нарушении границ их земель. А что я ему скажу? Зачем пришла? Скажу, что решила проверить, не нарушает ли он сам законов! Точно! Как я здорово это придумала! Фух, еще совсем чуть-чуть и я смогу туда пойти. Ну почему, почему подготовка к церемонии длится так долго. Все же уже решено. И о чем там беседует Шэнди с моей служанкой? Бедная Шэнди, ее муж скоро разорвет с ней союз. Конечно, это традиция и веление совета, но были же случаи, когда старая жена становилась королевой, правда это в случае гибели или изгнания молодой жены…я-то умирать не собираюсь или тем более нарушать законы…и все же жалко ее».

Шэнди стояла в дальнем углу большого зала, где ее соперницу готовили к предстоящей церемонии слияния. Церемония обещала быть пышной, ну конечно, не каждую новую луну вожак меняет жену. Это праздник, означающий, что клан вступит в новое время с надеждой на лучшее. Лучшее для всех, кроме нее самой, Шэнди. «Но если устранить Ель прямо перед церемонией, у совета не останется выбора, кроме как сделать ее, Шэнди, властительницей. Они просто не успеют подобрать другую невесту. Осталось придумать план, его очертания уже стали созревать в голове. Но нужно быть точной, холодной и все просчитать. Убийство не выход. Даже жену вожака могут изгнать, если выяснится, что она убила дочь советника…изгнать…изгнать…изгнать! Точно! Как я сразу не подумала! Ель должны изгнать! Это навсегда покроет ее пятном позора. Совет будет шокирован, раздавлен – лучшая из лучших - нарушительница закона. И они придут ко мне и попросят стать их повелительницей. А какой закон нарушит наша маленькая прелестная дурочка? Наша жертвенная ласочка. Наверное, она пересечет границу Мустов. И так пересечет, что не сможет найти оправдания своим поступкам».

- Говоришь, синие и голубые? Ей пойдет. Особенно если эта прелестная мордочка останется белой.

- Да, миледи, я тоже так считаю, - служанка старалась не смотреть в глаза Шэнди и от волнения даже слегка распушила хвост.

- Скоро ты уже не будешь меня так называть, скоро ты будешь называть меня госпожой!

- Миледи, я всегда буду называть вас так. Ведь вы первая жена нашего нового предводителя, вы помогали ему стать таким, каким мы его сейчас видим. Весь наш клан в долгу перед вами… «Наверное, эта дурочка вспомнила зиму три сезона тому назад. Тяжелое было время, температура упала непривычно низко, даже шикарная шуба не спасала от мороза. Умерло много охотников и стражей. Многие заболели и есть те, кто до сих пор не оправился. Я поддерживала своего мужа, помогала с речами для совета и всего народа. Отдавала лучшие и самые жирные куски, которые приносили служанки, ему. Но никто не должен знать, что почти пол цикла луны Снэу болел. Болел так, что мне пришлось под страхом изгнания идти на чужую территорию и искать там нужную траву, чтобы вылечить его. С тех пор Снэу не раз называл меня ласково своим ангелом, своей маленькой богиней. Только что может дать богиня, если на кону стоит реальная жизнь, жизнь всего клана».

- Полно. Окажи мне небольшую услугу, когда подготовка к слиянию окончится, посмотри, куда пойдет Ель, я бы хотела поговорить с ней наедине. Думаю, ей полезно будет узнать о ее будущем муже.

- Как скажете, миледи, - служанка еще ниже опустила голову.

«Фух, ну наконец-то! Теперь можно почиститься и бежать к опушке. До ужина еще полно времени, я успею вернуться, и никто даже не заметит моего отсутствия», - подумала Ель, вертясь перед зеркалом и рассматривая узоры голубого по телу.

- Юной госпоже нравится?- это сзади неслышно подошла мама и шутливо подмигнула Ель.

- Да, мама! Очень нравится. Но мне бы хотелось кое-что изменить. Добавить больше плавных линий и переходов от темно-синего к голубому.

- Милая, ты же знаешь, что нельзя менять ритуальный рисунок. Если он тебе не нравится, просто выбери другой. Например, пожелание о сильных сыновьях. Когда-то я сама его хотела, но выбрала счастье в семье. Но я не пожалела. Понимаю, что любовь – это не для семей советников, но я со временем научилась любить своего мужа, твоего отца. Хотя, не скрою, было время, когда я горько сожалела, что не родилась в семье ремесленников или охотников.

- Мама, ну что ты. Какая любовь. Я счастлива, что скрепляю союз со Снэу. Конечно, он не красавец, у него мягкие лапы, которыми не вступишь в бой и не побежишь за добычей, да и приличную нору вряд ли можно выкопать, но как точно он умеет принимать решения. Самые верные решения. Мне кажется, что с ним Фуро будут счастливы. Кстати, ты не против, я пойду погуляю по лесу? Скоро это баловство будет мне не под стать. Прикроешь меня перед отцом?

- Конечно, милая. Только не приближайся к опушке, а то страшный черный Муст схватит тебя и унесет в свою нору! – и мама Ель клацнула зубами, изображая как враг будет хватать ее милую дочку.

- Ну, перестань, мама! Я уже не маленькая, чтобы ты пугала меня сказками о Мустах. Конечно, я не буду подходить даже близко к опушке, схожу в чащу, может быть, даже попробую кого-нибудь поймать.

- И далеко в чащу не ходи. Помни о народе Серых. Конечно, сейчас лето и вряд ли они обратят внимание на тебя, ведь полно крупной дичи, но все же будь аккуратна. И помни, что я тебя очень люблю и просто не переживу, если с тобой что-то случиться.

- Я тебя тоже очень люблю, мамочка. Ну, я побежала!

Выскочив из норы, Ель на секунду замерла и прислушалась к звукам вечернего леса. «Все же хорошо, что я живу именно в лесу. Тут так спокойно, так красиво. Много дичи и вкусных ягод. А иногда удается раздобыть мед…мед…маленький крылатый народ ревностно охраняет это сокровище. Но на моем празднике соединения обязательно будет мед. Странно, что тот Муст пах медом». Лапы Ель сами вели ее прочь от норы, сначала в сторону чащи, а потом она стала брать правее, чтобы выйти к границе земель Фуро.

- Миледи, молодая госпожа вышла из норы и ушла гулять в лес. Мне кажется, что там вам будет даже удобнее поговорить с ней, - запыхавшаяся служанка выпалила это на одном дыхании и засмущалась своей поспешности.

- Спасибо. – Шэнди побежала по запаху Ель. «Молодая госпожа. Надо же. О союзе было объявлено каких-то несколько лун назад, а уже все, включая моих служанок, называют эту чертовку госпожой. Ну, ничего, скоро вы будете отворачиваться от нее и сторониться как прокаженной». Очень скоро Шэнди догнала Ель и осторожно пошла следом. «Куда это она, интересно, направляется. Неужели к опушке? К опушке?!? Детка, ты даже не представляешь, насколько упрощаешь мне задачу! Ты сама бежишь к изгнанию, освобождая мне место рядом с мужем. С моим мужем. Он был и останется моим. Навсегда».

Ель была так взволнована, что ничего не замечала вокруг. Если бы она была чуть старше и опытнее, возможно бы ничего не случилось. Но тогда эта история бы не имела продолжения и сейчас ее бы уже никто не помнил. Но Ель была молода, прекрасна и беспечна. Она всего пару раз останавливалась и оглядывалась по пути к опушке, и, конечно же, не заметила белое пятно шкурки Шэнди за высокой травой. И вот опушка. Ель перевела дыхание, аккуратно опустилась на землю и стала осматривать поле. Казалось, что только ветер оживляет пейзаж, колышет цветы и разносит птичье пение. Но вот совсем рядом мелькнула коричневая тень.

- Я так и знал! Ты шпионка! – Муст засмеялся. Но в смехе не было злости, Ель даже показалось, что молодой враг рад ее видеть.

- И совсем я не шпионка. Я вернулась посмотреть, не нарушаешь ли ты сам наших границ.

- Я? Ваши границы? Да что я забыл в вашем лесу? Если хочешь знать, мой народ пришел с гор. Вот там были леса. Ваш – просто жалкое подобие.

- Да? Наверное, поэтому вы так страстно стремились заполучить наше подобие леса, что соскучились по родине? Так никто не будет плакать, если вы уберетесь восвояси!

-Мы не можем вернуться, - голос Муста стал печальным. Сердце Ель непроизвольно сжалось, хотя она не могла найти этому причин. С чего бы ей жалеть врага. Врага ее народа, а значит и ее личного врага. Пусть даже он упоительно пахнет медом и какой-то горькой травой.

- Почему?

- Там поселились двуногие. Они пришли туда за стадами рогатого народа. Они убивают все, что видят. Они носят чужую кожу.

- Чужую кожу? Ты меня обманываешь! Как можно носить чужую кожу?- Ель неуверенно засмеялась. Она не могла поверить в такое, но что-то в голосе Муста не давало отнестись к его словам как к шутке.

- Они убивали наших собратьев. Потом вынимали их из шкуры, шкуры как-то скрепляли и надевали на себя.

- Этого не может быть! Но почему вы не воспользовались своей магией и не прогнали их? Говорят, что ваша сила настолько велика, что даже Повелители вас боятся.

- Наша магия? – глаза Кроу озорно сверкнули, - откуда ты знаешь про нашу магию?

- Нууу…мне в детстве рассказывала бабушка. А та слышала от своей бабушки…

- Милая Белая, - перебил Муст Ель, - все это не более, чем сказки для детей. Все, что умеет народ Мустов – это врачевать при помощи трав. Ну, еще пара фокусов. А травы…травы у нас в крови. Даже некоторые Фуро приходят к нам за помощью.

- Вот в это я совсем не верю. Кто из Фуро бы к вам пришел, это же карается изгнанием. На мой взгляд, лучше смерть, чем изгнание. Идти-то некуда. С этого края ваши земли. А даже младенцы знают, что лучше умереть от лап сородичей, чем попасть в нору к Мусту. С другой стороны пустые земли и большая вода, которую не смог переплыть ни один самый сильный Фуро, ни один Серый и ни один из Пятнистых. Хотя Пятнистые не особо уважают воду.

- Опять ты мне сказки какие-то рассказываешь. Что же такого страшного в наших норах? – Кроу явно забавляла эта Белая. Она была такая необычная, такая живая и совсем не походила на загадочных темных самок его народа. Казалось, что только невероятное усилие удерживает ее на земле, вот еще чуть-чуть, и она вскочит и побежит куда-то. И такой красивый белый мех. Как первый снег. «Вот только в отличие от снега, эта проказница теплая как нагретый июльским солнцем камень. Или как материнское молоко».

- Я слышала…- Ель запнулась. Она не так много слышала о народе Мустов, что теперь начала сомневаться, сколько же правды в этих рассказах. – Что вы забираете нарушителей границ в свои норы, и больше никто и никогда их после этого не видит.

- Конечно, не видит. Это же изгнанники. Вы часто принимаете своих изгнанников обратно?

- Нет. Но на моей памяти никто не изгонялся из норы.

- На моей памяти тоже не было никакой магии или зверств над Фуро. Не отрицаю, мой народ пытался захватить ваши земли. Но видимо, не так уж и сильно они были нам нужны, иначе бы сейчас ты была бы моей женой.

- Женой??? Ты с ума сошел! Я будущая жена предводителя народа Фуро! – Ель прикусила язык, вспомнив, что в прошлый раз сказала, что она уже жена Снэу.

- Так ты будущая жена. Но зато ты уже обманщица. Надеюсь, муж найдет способ отучить тебя врать.

Ель не нашла, что ответить. Ведь, Муст был прав. Она обманула его.

- Я боялась, что ты убьешь меня или унесешь в нору.

- Зачем мне тебя убивать, скажи на милость? – Кроу невероятно развеселило, что она о нем так подумала.

- Ну, ты же страж, ты охраняешь ваши земли от чужаков. А я нарушила…почти нарушила границу ваших владений. Ты имел полное право потребовать возмездия.

- Начнем с того, что я не страж. Я наследный принц земель Мустов и всего, что на этой земле и под ней находится.

- Принц??? Наследный принц? Разве вожака выбирает у вас не совет? – глаза Ель округлились и стали просто невероятно похожи на ягоды красной рябины в снегу.

- Совет помогает вожаку править. Но и только. Власть переходит у нас от отца к сыну, когда тому исполняется двадцать два цикла. Следующей зимой я стану вожаком своего народа. И подумаю, а не захватить ли ваш лес, уж больно непослушные самочки Фуро там живут.

Но Ель не обратила внимание на колкость Муста. Он принц. Самый настоящий наследный принц. И скоро станет предводителем народа своего. А она нареченная вожака Фуро. И станет помогать ему править еще раньше.

- Солнце садится, мне нужно идти. Давай встретимся здесь завтра? Я бы хотела побольше узнать о тебе и твоем народе.

- И все же ты шпионка! Ну что ж, я согласен поделиться с тобой еще чем-нибудь, но взамен ты тоже будешь рассказывать.

- Что рассказывать?

- Например, почему ты согласилась на союз с вожаком – тебя так привлекает власть?

- Нет, власть меня совсем не привлекает. Это мой долг. Я с самого детства знала, что стану спутницей кого-то из совета или даже вожака. Но мне правда пора. Давай встретимся завтра! – Ель подскочила и побежала в сторону норы. А вторая белая тень с опозданием и медленно двинулась за ней следом, когда чужак скрылся в полевой траве.

«Завтра, милая, ты сделаешь еще один шаг к пропасти».

«Завтра, завтра я увижу его снова! И узнаю больше о его народе. Подумать только – принц!» Мысли в голове Ель скакали как блохи на кабане, пока она сама бежала к норе. «Как жаль, что ни с кем нельзя поделиться своей тайной. Подружки бы просто упали на месте, если бы узнали, что я разговаривала с принцем Мустов! И что у них нет никакой всесильной магии. Хотя…почему-то я ему не верю. У него такие черные и бездонные глаза, что невозможно не смотреть в них. Смотреть и проваливаться. Самая что ни на есть настоящая магия. А как лучи заходящего солнца запутались в волосках его меха и остались там?»

«Завтра я опять увижу Белую. Завтра. Завтра. Кроу, о чем ты только думаешь? У тебя в норе полно черноглазых красавиц на любой вкус. И каждая почтет за честь стать твоей спутницей хотя бы на пару часов, а ты как щенок размечтался о встрече с Белой. Но как она хороша».

- Кого я вижу? Где ты пропадал? Опять неудачная охота? – Сантьяга встретил принца около норы. Судя по прыжкам и ужимкам, у него было хорошее настроение и быстро от него не получится отвязаться.

- Я расставил пару ловушек, надеюсь поймать очень вкусную птичку.

- Птичку? Никогда не замечал в тебе склонности к полетам. Да и зачем тебе, скоро и так взлетишь выше некуда.

- А вот теперь что-то потянуло. Пора тренироваться летать высоко.

- Серьезно, где ты пропадал? И почему морда такая довольная?

- Пойдем ка еще прогуляемся. Но сразу предупреждаю – проболтаешься кому-нибудь, отправлю в горы на разведку.

- Обижаешь, старик! Могила! Никому и никогда! Фуро меня задери! – они медленно удалялись от входа в нору.

- О Фуро и речь.

- Они нарушили территорию? – было видно, что Сантьяга весь напрягся, его хвост завилял, а глаза сузились.

- Не совсем. Я познакомился с Белой.

- С Белой??? Да ты с ума сошел? Или ты шутишь? Шутишь? Конечно, шутишь. Зачем тебе знакомится с чужаком?

- Ты знаешь…я не могу тебе объяснить, зачем я это сделал. Вчера она на две лапы нарушила нашу территорию, я хотел ее просто проучить. Белая назвала меня пожерателем падали…

- Тебя? Принца? Ха-ха! Знала бы она…

- А я поцеловал ее.

- Кроу! Ты меня пугаешь. Тебе мало наших самок? Да любая будет пищать от счастья, если ты просто имя запомнишь. А тут ты целуешь Белую.

- Сани, - Кроу сам не заметил, как назвал друга детским прозвищем, - она совсем не такая как наши самки. Очень красивая, очень живая. А еще у нее нет запаха. И эти красные глаза…она теплая зима. Мех как горячий снег, мягкий и податливый…

- Мне кажется, ты бредишь. Как ее хотя бы зовут?

- Самое забавное, что я не знаю этого.

- Ты о ней хотя бы что-то знаешь?

- Да. Скоро она станет спутницей нового вожака.

- Кроу! Ты! Ты идиот, - Сантьяга даже отскочил в сторону. На столько он был поражен безумством друга, - ты понимаешь, чем грозит ваше знакомство нашим народам? Это же война!

- Мы не делаем ничего плохого. Она стоит на своей земле. А я на своей. Мы просто разговариваем.

- Так это была не единственная встреча?

- Нет, мы встречались еще раз. Сегодня.

- Друг, я очень надеюсь, что ты знаешь, что делаешь.

- Знаю. Пойдем ужинать.

Ель была в прекрасном расположении духа, перед ужином она даже лизнула в щеку отца, чего не делала с молочного возраста. А еще она совсем не задумывалась, к чему ведут эти встречи, что может значить предательская дрожь в лапах, когда вспоминала запах принца. Теперь Ель называла Муста мысленно именно так.

В другом тоннеле с боку на бок ворочалась Шэнди. Она обдумывала план, кому и когда продемонстрировать предательство Ель. Если она поторопится, то соперница сможет выкрутиться, или совет успеет выбрать другую претендентку в жены Снэу. А если опоздает, то встречи с врагом могут прекратиться и у Шэнди просто не останется времени придумать новый план. Сейчас же все идет на столько идеально, что даже поверить страшно.

Для Ель день длился невероятно долго. Все ее мысли были о предстоящей встрече с принцем. Столько нужно у него спросить. Например, как его зовут. Есть ли у него нареченная. Как проходит церемония объединения у Мустов. По какому принципу выбирают будущего принца. Чем пахнет шкура Мустов. Запах принца и сейчас был с Ель.

- Мам, я пойду прогуляюсь, прикроешь меня перед отцом?

- Конечно, милая. Будь аккуратна.

- Хорошо, мамочка. – Ель убежала. Как и вчера, белая тень двинулась за ней, держась на безопасном расстоянии. Сначала в сторону чащи, а потом влево и на заходящее солнце. Лапы несли Ель по уже знакомой дороге, все быстрее и быстрее. А в груди маленькой птичкой трепетало сердце и что-то клубочком сжималось в гортани. Ель хотелось кричать, от переполняющих странных чувств.

- Здравствуй, Белая!

- Привет…принц.

- Как твое имя? – это они выпалили одновременно и засмеялись.

- Давай сначала ты, - Кроу учтиво поклонился как перед женой советника.

- Я Ель. – почему-то Ель не стала представляться полным именем, называя отца и его роль в совете, а главное упустив «нареченная к союзу с вожаком Снэу».

- Просто Ель? Красивое и необычное имя. У наших самок имена состоят обычно из двух или трех. Но позволь представится – наследный принц равнины Кроу.

- Значит, мужчины у вас носят простые имена, а самки сложные? Наверное, они что-то этим компенсируют. Они не красивы? – в голосе Ель звучало очаровательное и неприкрытое кокетство.

- Раньше я так не думал. А у Белых все самки так привлекательны? – Кроу поддержал игру, чем заставил Ель испытать очередную волну дрожи в лапах.

- Ты считаешь меня привлекательной?

- Я считаю тебя красивой и необычной. – Кроу сделал шаг вперед и оказался в опасной близости от Ель. Еще секунда и…вдруг рядом хрустнула ветка и он инстинктивно отпрянул. Из травы вышел Сентьяга и недобро посмотрел на Ель.

- Тебя ищет отец. Скажи спасибо, что я вызвался тебя разыскать. Если бы стража тебя застукала двумя лапами на земле Фуро…

- Спасибо, друг. Что случилось?

- Тебе лучше самому узнать это.

- Извини, Ель, но мне нужно бежать. Когда я смогу тебя снова увидеть?

- Через две луны, раньше я не смогу покинуть нору.

- Хорошо, значит, через две луны в то же время я буду тебя ждать здесь. – Ель смотрела вслед двум темным спинам. «Интересно, что там случилось у Мустов? Этот Сантьяга смотрел на меня как на врага. Но я же и есть враг для него. И для принца. А я то, как дура, совсем забыла об этом. В следующий раз буду вести себя сдержаннее». Ель пошла в сторону норы.

Сантьяга и Кроу тем временем бежали к себе. В голове принца проносились тысячи мыслей. Но он не хотел переспрашивать у друга, раз тот не сказал сразу, значит, не признается и сейчас. Эта дурацкое упрямство у него была с детства. Если Санти выбирал что-то, то его было почти невозможно переубедить. Но именно это делало его отличным другом. В нем Кроу был уверен как себе.

- Иди к отцу, а потом заходи ко мне. – голос друга был странно напряжен.

- Хочешь прочитать мне лекцию? – Кроу даже усмехнулся, что редко позволял себе по отношению к Сантьяге.

- Да я бы тебе с удовольствием хвост откусил, если бы не знал, что вожак разорвет меня на сотню маленьких хорят и не отправит на земли Белых за это.

- Хорошо, я зайду. А ты пока выпусти пар, ничего же страшного не произошло. – и Кроу шагнул в покои вожака.

- Отец, ты искал меня? – большой матерых самец, вожак Мустов лежал на большом ложе из сухих ароматных трав.

- Сын, приляг ка рядом. Я хочу серьезно поговорить с тобой. Тебе исполнился двадцать один сезон и совсем скоро ты займешь мое место. Но меня беспокоит, что ты до сих пор не подобрал себе самку.

- Но отец, разве это так важно?

- Да. Народ должен быть уверен в своем вожаке. Сейчас же ты просто самоуверенный юнец. Тебе пора остепениться. Скажи, где ты пропадал, например, сегодня?

- Я осматривал владения.

- Для этого есть стража. Ты же должен больше времени посвящать себя совету, следить за тем, как я принимаю решения, на что опираюсь в своих решениях. Так вот, я решил, что до твоего двадцать второго сезона ты должен объединиться. Либо ты выберешь достойную самку сам, либо я приму это решение за тебя. – Кроу был ошарашен. Он совсем не думал о слиянии. Возможно, потом, после того как станет вожаком и в полной мере насладится своей властью. Но не сейчас. Хмурым Кроу пришел к Сантьяге.

- Ну, что тебе сказал вожак?

- Я должен совершить слияние до своего двадцать второго цикла.

-О! И что ты думаешь по этому поводу?

- Я думаю, что и правда, лучше бы ты мне откусил хвост. Потому что совсем не задумывался остепениться.

- Ну да. А еще у тебя шашни с этой Белой. Как ее зовут, кстати?

- Ель. Скажи, что она красотка?

- Ну да. Одно слово – Белая. По-другому ее и не опишешь.

- Это все, что ты успел заметить? Не стать тебе ловеласом. – у Кроу даже поднялось настроение.

- А зачем мне им становиться? Все равно все самки смотрят только на тебя, вон даже Белую очаровал.

- Ты правда так думаешь? – в голосе принца звучало самодовольство.

- О самках?

- Да куда от меня денутся твои самки, я про Ель!

- Далась вот Белая тебе. Зачем тебе она? Ты понимаешь, что сегодня ты нарушил закон? А ты будущий вожак, между прочим.

- Не знаю, Санти, но меня влечет к ней. Конечно, я понимаю, что совершаю глупость, пока опасности нет. Да и не продлиться это долго, скоро Ель станет спутницей их вожака.

- Спутницей. Вожака. Фуро. Кроу, ты точно сошел с ума.

Шэнди все продумала и взвесила. В следующую встречу Ель с чужаком, она приведет самого старого и рьяного из состава совета. Чтобы он своими глазами все увидел. Время самое подходящее. Пока совет будет решать судьбу соперницы, пока отойдет от предательства, там уже не останется времени для выбора новой претендентки для слияния, а значит и церемонии расторжения не будет.

Две луны пролетели для Ель в хлопотах перед будущей церемонией и только ночами она вспоминала принца. Он полностью овладел ее мыслями. Его внешность, голос и запах просто завораживали. «Ах, если бы он не был Мустом…тогда что? Если бы он родился Фуро, но стражником или охотником, нас бы разделяла не меньшая пропасть. А значит и нет особой разницы, что он чужак». Наступил день третьей луны с последней их встречи. Снова в чащу, левее и к опушке. На краю поля уже ждал Кроу. Ель и представить не могла, как сильно соскучилась по нему, а принц явно не отставал. Они начали говорить почти одновременно и смеялись над этим. Казалось, что знакомы целую вечность, но еще столько хочется открыть и узнать.

- Советник, можно с вами поговорить? – Шэнди была явно взволнована предстоящим разоблачением, ей даже не пришлось играть нужные чувства. Хвост был распушен и повиливал, глаза лихорадочно блестели.

- Что случилось, миледи?

- Я не знаю к кому обратиться с этим…а вы самый мудрый из совета…дело в том…я не знаю как сказать…

- Ну говори же, дитя. – советник был явно польщен словами Шэнди.

- Дело в том, что я видела, как Ель пошла к границе наших земель. И там…

- Что???

- Мне кажется, она собирается встретится с Мустом.

- Ты уверена?

- Да. Это уже не первая их встреча.

- Почему ты раньше не сказала??? – глаза советника под густыми белыми бровями налились кровью.

- Я думала, что Ель…что это просто случайность. Но сейчас увидела, как она идет к опушке и поняла, что должна кому-то рассказать.

- Ты можешь проводить меня на то место? – все складывалась как нельзя хорошо. Даже слишком хорошо. До последнего Шэнди боялась, что ошиблась в своем выборе невольного союзника и советник побежит к Снэу или к отцу Ель. Тогда ей придется объяснять, придумывать. А главное, Ель сможет выкрутится. Но если советник увидит встречу своими глазами, сопернице просто не выкрутится. Ее ждет наказание. И тогда Шэнди приложит все усилия, чтобы оно было справедливым – изгнание.

- Да. Только нам нужно выходить сейчас, иначе мы можем просто не успеть. Боюсь даже представить, что чужак может внушить такой юной и доверчивой самке как Ель.

На самом деле, Шэнди волновало совсем другое. Пока они с советником доберутся до края леса, Ель уже может и не оказаться там. Тогда весь ее тщательно спланированный план обречен на провал, ведь второй такой возможности у нее не представится. Поэтому она как могла подгоняла советника. Хотя нужно отдать ему должное, не смотря на свой преклонный возраст, двигался он довольно быстро, а главное бесшумно.

Тем временем на поляне Ель и Кроу вели очень интересную беседу:

- А кто был тот всполошившийся Муст? – Ель не торопилась спрашивать о причинах поспешного бегства принца в прошлую встречу. Возможно, чувствовала, что ответ не придется ей по вкусу.

- Сантьга? Это мой старый друг. Мы с ним со щенячества, с молочных зубов, можно сказать. Он хороший парень и самый лучший друг, которого можно пожелать. Думаю, что не за горами тот день, когда он станет самым ценным моим советником.

- Мне он показался хмурым.

- Просто он не самый дружелюбный парень для Фуро. – Кроу улыбнулся. – Но ты ему явно понравилась, что довольно странно при данных обстоятельствах.

- Понравилась? Да ты шутишь! Он смотрел на меня как на врага!

- А как еще он должен был на тебя смотреть? Санти считает, что ты меня околдовала, а теперь хочешь погубить своими нежными белыми лапками.

- Дурак твой друг. Я не околдовывала тебя. – в словах Ель не было кокетства, но в то же время ей было очень приятно слышать о себе в таком ключе.

- Значит, у тебя это получилось случайно. Скажи, Ель, а ты бы хотела пройтись по нашей земле? Посмотреть что скрывает трава? А потом показать хотя бы часть своего леса. Так бы мы стали еще немного ближе друг к другу.

- Ты спрашиваешь меня о невозможном. Конечно, я бы очень хотела пройтись по равнине, но это же нарушение закона. Мы и так его с тобой нарушили, начав встречаться и разговаривать.

- Ну вот, раз мы его уже нарушили, почему бы не завершить начатое? Я обещаю, что ты не пожалеешь. Ты можешь доверять мне. Я никогда, клянусь, никогда не обижу тебя и не подвергну риску. – Ель неуверенно переступила лапами и сделала шаг на встречу к Кроу. Если бы она знала, какую на самом деле пропасть она сейчас хочет преодолеть, то бежала бы без оглядки от опушки и никогда бы туда больше не возвращалась.

- Смелее, девочка. Я не кусаюсь. – глаза принца весело блестели. Эти два черных омута уже не казались Ель такими странными и страшными. Еще два шага и вот она уже на земле Мустов. Вроде бы ничего не изменилось, та же почва, та же трава, только деревья стали чуть дальше от нее. Но в душе Ель ощутила невероятный восторг – она как будто только сейчас увидела какие просторы открылись перед ней. – Давай немного прогуляемся по краю до того холма, - Кроу повернул морду в сторону и указал на небольшую сопку. – С него ты сможешь увидеть больше.

В первое мгновение Шэнди испугалась, что они опоздали, Ель не было на привычном месте. Но потом она заметила шевеление справа и чуть не вскрикнула от восторга – соперница была довольно далеко на чужой территории, и она шла бок о бок с Мустом!

- Ну и где же нарушительница?- голос советника прозвучал грозно.

- Она на вражеской земле…- советник повернул голову куда указывала Шэнди.

- ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕль!!!!! – пронеслось над опушкой, это отразилось от стволов деревьев, подобно шуму большой воды, волнами покатилось в поле.

Ель даже не поняла в первую секунду, кто ее зовет, кто может ее звать здесь. А потом сердце остановилось, Ель поняла, что пропала.

Шэнди даже немного сочувствовала сопернице, пока они шли до норы. На столько та была раздавлена, повержена. От прежней красивой, юной и беспечной самки ничего не осталось, казалось, что даже белый мех пожелтел, а глаза стали бордовыми. Ель будто постарела за несколько мгновений и стала меньше. Она не поднимала головы и хвост безвольно волочился следом, цепляя листья и мелкую труху.

Процесс суда над преступницей прошел быстро. Никто не мог повлиять на судьбу Ель, совет единогласно проголосовал за изгнание, а Снэу не повернул морды в ее сторону даже во время вынесения приговора. Отец Ель не принял участия в голосовании, он не вышел из своего дома даже чтобы проститься с дочерью. А мать плакала и повторяла, что ее дочь не могла совершить такого, ведь она прекрасно знала о законе.

Стражники проводили Ель до северной границы и оставили ее там. На сколько хватало глаз, простирались мертвые земли, а за ними бушевала большая вода. Огромные волны накатывали на берег, свинцовое небо низко висело над ними и кажется, даже вздрагивало при ударах воды. Ель залезла под корягу и забыла тревожным сном. Ее жизнь закончилась еще там – на поляне, она не знала, куда теперь ей идти и что делать. Прежняя жизнь казалась вымышленной и не реальной, сладкой фантазией.

Когда Ель открыла глаза, горизонт был бледно-розовым, начинался новый день. «Нужно идти. Куда? Не знаю, но здесь оставаться тоже нельзя. Я пойду к Мустам и будь что будет. Пусть лучше они разорвут меня, я не смогу так жить» . Медленно она пошла на восток, вдоль самого леса, боком чувствуя враждебность своей земли. Ей казалось, что тысячи глаз следят, как бы она не переступила черту.

Ель шла много лун, огибая лес. Она раньше не задумывалась, как далеко простираются земли Фуро. Охотится было не на кого. Да и не смогла бы она поймать достойную добычу, перебивалась жуками и ягодами. Когда-то снежно-белый мех стал отливать желтизной, бока впали, а блеск, казалось, навсегда покинул ее глаза. Когда силы уже были на исходе, Ель вышла к землям Мустов. Многое изменила осень на равнине: почти не осталось зеленой травы, преобладали охровые, пастельные и бурые тона. «Вот так и моя жизнь изменилась, из комфортной и теплой норы я попала в холод, и некого мне за то винить». Ель медленно продвигалась по полю, совершенно спокойная и уверенная, смерть не страшила ее. И даже, когда прямо перед ней встал чужак, она не испугалась. Ель сама была чужаком для всех, для Мустов и для Фуро.

- Что ты делаешь на наших землях, Белая?!

- Я изгнанница и пришла к вам за смертью. Можешь убить меня, я не буду сопротивляться. Окажи мне эту услугу, и тебя наградят за доблесть и храбрость в защите земель.

- Мы не убиваем чужаков без суда. Пойдем, я отведу тебя к принцу, пусть решает, что делать с тобой. – только сейчас Ель вспомнила, что среди Мустов есть ее возможный союзник.

Кроу был удивлен увидеть Ель.

- Что ты делаешь здесь?

- Помнишь нашу последнюю встречу, когда я поддалась своему любопытству и нарушила закон? Меня изгнали.

- Изгнали??? Но ты же нареченная вождя, неужели он не нашел возможность тебя отстоять? Я даже не мог подумать, что наша небольшая прогулка обернется для тебя так. И вот почему ты больше не приходила на опушку, я ждал тебя там много лун.

- Снэу даже не пытался защищать меня. Закон есть закон, все равны перед ним. Что вы сделаете со мной? Убьете?

- Так ты пришла за этим? Конечно, мы тебя не убьем. Ты можешь остаться с нами. Возможно, я даже смогу убедить отца и совет, чтобы тебя сделали…скажем ремесленницей. А когда я стану вождем, мы сможем быть вместе. – Ель не ожидала такого предложения и впервые за долгое время в ней появилась надежда.

- Ты хочешь объединиться со мной?

- Милая Белая, я бы с радостью соединился с тобой, но не могу. Через пять лун после нашей последней встречи я уже объединился, такова была воля моего отца. Но ты можешь стать моей подругой. Поверь, это не так уж и плохо, никто не посмеет задеть хвостом подругу вожака, даже если она Белая.

- Ты предлагаешь мне стать подругой? – никогда прежде Ель даже не думала о том, что ей могут сделать такое предложение. Ведь она была дочерью советника, ее уважали и любили. А теперь она никто.

- Не торопись с ответом. Сейчас тебе нужно научиться жить с нами, следовать нашим законам. Пойдем, я отведу тебя в твою новую комнату, а мне нужно побеседовать с отцом.

Кроу прошел в покои отца и лег рядом с ним. После церемонии объединения вожак стал разговаривать с принцем почти на равных, совсем скоро он передаст свою власть наследнику.

- Отец, мне нужно с тобой поговорить.

- Я тебя слушаю, Кроу.

- К нам пришла самка Фуро. Я бы хотел оставить ее жить с нами, пусть занимается каким-то ремеслом, в низшей касте она никому не помешает.

- Почему столь добр к ней?

- Дело в том, отец, что ее изгнали и частично по моей вине. Я свел с ней знакомство случайно много лун назад, когда еще только начиналась осень. Хотел узнать как можно больше секретов Белых. И в одну из наших встреч ее поймали и судили, приговорили к изгнанию. Она пришла к нам за смертью, но я бы не хотел ее убивать.

- Ты хочешь сделать ее своей подругой? – казалось, что старый вожак видит всех насквозь. – Что ж, такое уже когда-то было в нашей семье. Твой прадед тоже не ровно дышал к белым самкам. Пусть она остается. Но будь добр, сделай так, чтобы ее присутствие никак не сказалось на твоем правлении. Я запрещаю ей жить в нашей общей норе, работники сделают для нее отдельную комнату ближе к границе с землями Фуро. И не слишком часто навещай ее, все же у тебя молодая спутница и скоро она будет готова подарить тебе щенков.

Кроу не посмел спорить с отцом. И вскоре для Ель сделали небольшую комнату в земле, прямо в центре роковой сопки. Дни потекли за днями, сначала подобно ручейку, потом превратившись в реку. Ель училась лепить из глины украшения, плести корзины для ягод. Никто из Мустов не приходил к ней просто так, исключением был принц и его друг Сантьяга, с которым Ель подолгу разговаривала, и не заметила как они стали очень близки. Ель не знала, что принц попросил друга не оставлять ее на долго одну.

- Санти, друг мой, у меня есть к тебе просьба, для меня это важно.

- Что-то случилось?

- Видишь ли, я обеспокоен, что Ель живет так далеко от нашей норы, а мои обязанности будущего вожака не позволяют мне слишком часто и много проводить с ней время. Ты не мог бы бывать у нее и следить, чтобы с ней ничего не случилось?

- А что с ней может случится? Ель прекрасно овладела искусством плетения корзин, охотники приносят ей свежее мясо, комната сухая и теплая.

- Санти, просто выполни мою просьбу. Проследи, чтобы у Ель все было хорошо. И чтобы какой-нибудь охотник или стражник не стал проявлять к ней излишнее внимание.

- Так вот в чем дело! Ты просто решил сделать ее своей подругой и боишься, что она может закрутить любовь с кем-то другим?

- Ну не будь таким грубым. Конечно, я хочу, чтобы Белая принадлежала только мне. Но ты сам понимаешь, я принц и никогда не смогу сделать ее своей законной спутницей, тем более, что я уже и не свободен.

- Я даже не знаю, что тебе на это сказать. Хорошо, только, потому, что ты мой друг, я выполню твою просьбу. Но большего и не проси, я не буду сторожить вас, когда ты сделаешь ее своей подругой, и прикрывать тебе перед вождем или спутницей не буду.

Сначала Сантьяга и правда просто выполнял просьбу друга. Каждый день он приходил к Ель, они вели неспешные беседы. И довольно быстро будущий советник молодого вождя проникся к Белой симпатией. Его посещения перестали быть долгом, он сам торопился к ней в комнату, не обращая внимания на погоду.

- Скажи, Ель. Ты любишь Кроу? – Сантьяга задал вопрос и понял, что совсем не хочет услышать положительный ответ.

- Санти. Можно я буду тебя так называть? Я не задумывалась раньше об этом. Но Кроу и правда живет в моих мыслях. Иногда я мечтаю, что если бы была Темной, тогда он смог бы не таясь приходить ко мне или даже сделать своей законной спутницей. Но я гоню эти мысли прочь.

- Кроу уже предложил тебе стать его подругой?

- Да, он предложил. Сначала я просто взбесилась, но сейчас думаю, что если он повторит свое предложение, то я соглашусь. Большего я не могу ждать в вашем племени. А быть подругой вожака не так уж и плохо, правда?

- А что бы ты сказала, если бы я тебе предложил стать моей спутницей?

- Я бы от души посмеялась твоей шутке.

- Почему ты думаешь, что это была бы шутка?

- Начнем с того, что ты будущий главный советник молодого вождя и не можешь связать свою жизнь с чужой. А я не хочу быть ношей для тебя. Кроу мне говорил, что твое сердце не подвластно любви, значит, это предложение было бы продиктовано жалостью. Пожалуйста, не жалей меня. Я нарушила закон и понесла справедливое наказание. Мусты отнеслись ко мне очень хорошо, подарили новую жизнь, и я не хочу причинять неудобства никому из вас.

Сантьяга не нашел, что ответить. Не жалость он испытывал к Ель. Больше они не возвращались к этому разговору.

Прошли два месяца зимы. Наступил третий. И как часто бывает перед весной, ударили сильные морозы. Охота почти прекратилась, Мусты не вылезали из норы, даже патруль сократил обходы до минимума. Ель почти не выходила на улицу, только зачерпнуть немного снега. И в одну из таких вылазок она заметила на снегу странные следы. Они были огромными, почти в треть тела Ель и не могли принадлежать ни одному известному ей народу. Сердце заныло в груди в предчувствии беды, но что делать? «Нужно рассказать принцу!» Пока Ель бежала к норе Мустов, поднялся сильный ветер, снег закружился в бешеном танце над равниной, лишая поле краев, заметая следы, убивая все звуки. Ель понадобились все ее знания и умение, чтобы не сбиться с пути, но вход в нору преградил ей страж.

- Что ты здесь забыла, Белая?

- Мне нужно срочно увидеть принца, у меня к нему важное дело.

- Что это за дело такое, что ты не можешь сказать мне?

- Я видела странные следы рядом со своим жилищем, мне кажется, что на равнину пришел чужой народ и Мустам грозит опасность.

- Белая, какие следы? Какая опасность? Ты видишь, что твориться вокруг? Никакой народ не выйдет на равнину по доброй воле. Возвращайся к себе.

- Но ты можешь хотя бы позвать сюда принца, если не хочешь впускать меня в нору?

- До чего же настырная Белая. Хорошо. Но стой здесь и не вздумай заходить. – стражник ушел и вскоре вернулся с Кроу.

- Что случилось, Ель? Зачем ты пришла? Тебе что-нибудь нужно? – голос принца звучал встревоженно.

- Я сегодня видела странные следы на снегу, конечно, их, скорее всего, уже занесло снегом, но мне показалось, что это важно.

- Пойдем посмотрим, возможно еще что-то осталось.

Обратный путь занял меньше времени, не смотря на разыгравшийся буран, принц отлично ориентировался на своей земле. Казалось, что даже с закрытыми глазами, лишенный обоняния и слуха он точно выберет направление. Когда они подошли к холму дома Ель, никаких следов уже не было. Кроу как мог пытался успокоить Ель:

- Возможно, это кто-то из Серых или Пятнистых случайно вышел на равнину, преследуя Рогатого.

- Нет, я же тебе говорю, следы большие, треть моего тела помещалась в одном отпечатке. Треть с хвостом!

- Я поговорю с отцом и мы вышлем стражников патрулировать земли, если что-то обнаружим, обязательно тебе скажу. А пока успокойся и старайся лишний раз не выходить из своей комнаты. Скажи, что тебе нужно и тебе принесут. Мясо, ягоды?

- У меня все есть, просто побудь со мной, не уходи.

- Я останусь с тобой. Если бы можно было, я бы остался с тобой навсегда. Мое сердце и мысли всегда с тобой, милая моя Белая Ель.

- Если бы не был принцем, мы могли бы быть вместе?

- Если бы я не был принцем, мы бы уже давно жили вместе, проведя обряд соединения.

- Пообещай мне, что в следующей жизни наши души встретятся, и мы сможем быть вместе?

- Клянусь, Ель, чтобы не случилось, в следующей жизни я обязательно найду тебя, и мы будем вместе. – не было искренности в словах Кроу. Конечно, Ель не была ему безразлична, но ни о какой следующей жизни он еще не думал. Сказать больше, если бы сейчас встал выбор – власть или эта маленькая Белая, он не задумываясь выбрал бы власть. Возможно, Ель и привлекала его именно своей необычностью и запретностью. Пока она была с Фуро и сейчас – ни при каких обстоятельствах они бы не смогли быть вместе без отказа Кроу от правления народом Мустов.

Эту ночь Ель и Кроу провели вместе. А на рассвете принц ушел. Ель перебирала воспоминания о своей жизни, лежи на подстилке из сухой травы. Теперь она не жалела об изгнании, в ее душе жила любовь к принцу и легкое сожаление, что он принц, а не простой страж или охотник, ведь ничто не может сравниться с тем временем, которое они провели вместе. Вдруг послышался какой-то странный звук снаружи, будто кто-то пытался рыть замерзшую землю. Сначала легко, как бы пробуя почву на прочность, но постепенно все ускоряя движения. Весь дом сотрясался от мощных толчков, с потолка сыпалась земля, глиняные фигурки и заготовки корзинок падали с полок. И вот уже Ель почувствовала морозный воздух, он ворвался с искрами снега, и в ее комнату проникла огромная лапа с когтями.

- Где ты был этой ночью? – отец Кроу был явно не доволен.

- Я провел ночь не дома.

- Знаю, что не дома! – рявкнул вожак и заметался по залу, - твоя спутница приходила ко мне и жаловалась на твое отсутствие. Что скажет народ? Как я могу тебе доверить власть, если ты плюешь на свои обязанности? Ты понимаешь, что в глазах Мустов ты предал нашу самку, бросил ее ради какой-то Белой?

- Прости, отец. Просто Ель видела какие-то странные следы рядом со своим домом, и я пошел проверить…

- Эта девчонка просто заманила тебя к себе! Какие могут быть странные следы? Ты как молочный щенок веришь в эти сказки? Иди к своей законной спутнице и вымаливай прощения. И чтобы больше без глупых выходок! Ты меня понял?

- Да отец. И все же. Я бы хотел отправить патруль, возможно и правда, какой-то чужак пришел на наши земли.

- Отправляй, пусть твой друг Сантьяга его возглавит. Иногда я даже жалею, что не он мой сын. – Кроу скрипнул зубами, но ничего на это не ответил. Очень быстро был сформирован патруль и отправлен осматривать земли, сначала от дома Ель и дальше по сужающемуся кругу к норе. Во главе шел будущий советник молодого вождя, он сам лично выбрал тридцать стражей.

Ель не знала, что ей делать. Огромные лапы с когтями были все ближе, они с невероятной силой разгребали замерзшую землю и приближались к ней, где-то снаружи слышалось рычание зверя. «Здесь мне не укрыться, нужно постараться проскочить к выходу». И она рванулась вперед. Возможно, белая шкура помогла ей проскочить незамеченной мимо зверя, шкура и почти полное отсутствие запаха. Не останавливаясь ни на секунду, Ель побежала к норе Мустов. Лишь на мгновение она повернула голову – не преследует ли ее хищник, но тот был сосредоточен на крушении ее дома. Огромный и пятнистый, с мощными лапами и длинным хвостом, которым он бил по земле, взметая целые вихри снега, грозное рычание шло из его нутра. Ель готова была поклясться, что никогда прежде не видела такого чудовища.

Ель бежала в сторону норы, ей оставалось чуть меньше половины пути, когда сзади она почувствовала погоню. Видимо, зверь понял, что упустил свою добычу и нашел ее по следам. Расстояние между ними неумолимо сокращалось, за один прыжок кошка покрывал расстояние равное двадцати шагам хорька, еще минуту и… «Я не успею». Сильным ударом лапы зверь сбил Ель с ног, она кубарем откатилась в сторону и закричала.

Где-то совсем близко Сантьга услышал крик полный боли. Крик Белой. Он побежал на зов и увидел, как большая кошка, много больше чем Пятнистая, держит Ель в зубах. Не понимая что делает, Сантьяга бросился на чудовище, оттолкнулся лапами от земли и вцепился в горло хищника. Его собратья кинулись следом, вонзая клыки в лапы, хвост и бока, ими двигал один инстинкт – защищать нору, защищать свой народ. Будущий советник же молился только о том, чтобы Ель осталась жива.

Зверь издал хрип, выронила белое тельце и закрутилась на месте, пытаясь сбросить стражников. Но не даром Мусты слыли опасными врагами, они не отпускали и не собирались отступать, еще двое вцепилось врагу в шею. Остальные удерживали лапы и хвост, чтобы кошка не могла оказывать сопротивление. Их челюсти сжимались все сильнее, а когти царапали землю, ища опоры. Казалось, что чем меньше сил остается у врага, тем большей яростью наливаются черные глаза Мустов. Через несколько минут чудовище было повержено.

Сантьяга подошел к Ель, она была жива, но без сознания, кровь из распоротого бока лилась на снег. Жизнь цвета ее глаз по капле уходила от нее.

- Ель, милая, очнись. Очнись, пожалуйста. Ель. – голос Сантьяги дрожал, он не знал что делать. Веки Ель дрогнули, и она посмотрела на него мутными от боли глазами.

- Я была дома…он разрушил…я хотела предупредить…не успела…передай принцу, я жду его…

- Милая, береги силы, сейчас мы отнесем тебя в нору. Лекари помогут тебе, ты только не волнуйся и не разговаривай. Все будет хорошо, любимая. – впервые Сантьяга назвал ее так вслух. Это была первая и как он чувствовал теперь единственная любовь в его жизни. Он готов был пожертвовать своей жизнью еще и еще раз, только бы Ель осталась жива.

- Передай ему, что я буду ждать…- глаза Ель закрылись и она обмякла.

 

 

- Пап, а что было дальше?

- Дальше…Ель похоронили по обычаю Мустов. Кроу стал вожаком и умер в глубокой старости. Сантьяга больше никого не полюбил.

- Мне очень жаль Ель.

- Не плачь, малыш. Ель переродилась и стала человеком, живет среди нас и счастлива. Она не встретила своего принца, но ее нашел рыцарь, готовый отдать за нее свою жизнь. Они поженились и…Смотри, вот такими были Мусты, такими мы можем видеть их потомков, - отец раскрыл книгу, которую бережно держал в руках и показал картинку как на обложке. – А это народ Фуро, - на следующей странице был нарисован похожий зверек, только его мех был совершенно белым, а глаза и правда, напоминали ягоды рябины. – Если захочешь, в выходные мы сходим к моим друзьям, у них живут такие зверьки.

- Конечно, хочу!

- Тогда, мы обязательно сходим. А сейчас спи.

Отец вышел из комнаты и тихо прикрыл дверь.

- Зачем ты ему рассказал?

- Ель, ты знаешь…сегодня ко мне принесли Кроу…конечно, он был не таким, как мы его помним. Это был обычный хорек. Его изодрала кошка. Я не смог его спасти. Но где-то в глубине души, я знал, что это кара, за то как он обошелся с тобой, он ведь мог тебя тогда спасти. Но и я не смог.

- Санти, любимый. Ты спас мою душу, ты дал мне поистине вечную любовь. Только не называй меня больше старым именем. Я Елена и ты мой Саша. И обещай, что мы никогда не заведем кошку.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Круто!! Читала не отрываясь :)

Интересны и слог и манера написания и юмор, небольшие шероховатости легко поправимы.

Не останавливайся, у тебя отлично получается :))).

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Я всегда говорила что у тебя талант))) Чуть подредактировать и можно печатать книжку)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Лена просто супер!

 

Я все время после обеда отрывалась от работы что бы дочитать :). вот такой я саботаж сегодня на работе устраивала!

 

Мне очень понравилась сказка. Местами даже прослезиться хотелось, но все таки на работе бы не поняли.

С работы уйду под впечатлением...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Очень не дурно! Читала с удовольствием. А главное всё динамично, не затянуто.

Есть моменты требующие редакторской работы, но это детали.

Дерзай!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать

Вы сможете оставить комментарий после входа в



Войти
Авторизация  

×
×
  • Создать...