Собачье счастье

Сказка для взрослых Собачье счастье

– Андрей! Вставай! Ты такой соня! – голос пробивался сквозь сон как ручеек сквозь нагромождение камней – медленно, но настойчиво, – ну просыпайся же! Я соскучилась!

– Мам, ты что, – пробурчал мальчик, – пока спала, соскучилась? – и тут же открыл глаза. Голос-то не мамин! Он сел на кровати. В комнате была только Юта, его французский бульдог, причем глаза собаки выражали такое же недоумение, как и у Андрея, только возведенное в квадрат и умноженное на девять.

– Ты меня понял?! – прошептала собака.

Собака! Прошептала! Честное слово! Андрей сам слышал!

– Ты… говоришь? – с опаской произнес Андрей.

Ютина морда расплылась в улыбке.

– Вот здорово! – вздернула она носик, – ты понимаешь, что произношу! Да я всегда говорю, только люди меня не понимают.  Странные вы – по моим глазам читать умеете, а мои слова не слышите.

– То есть это ты сейчас как бы лаешь? – уточнил Андрей.

– Это я как бы говорю, – фыркнула Юта, – а лаю я вот так, – и она залилась  веселым «гав-гав-гав».

– Юта, не лай, Андрей еще спит, – зашла в комнату мама, – а, ты уже встал? – она потрепала сына по голове, – отлично, иди умываться.

– Мам! – воскликнут Андрей, – а я понимаю, что Юта говорит!

– Восхитительно, – отозвалась мама, направляясь к кухне, – водолазку не забудь надеть.

 

Новый год приближался неотвратимо – уже и елка так прочно «прописалась» на табуретке в комнате, что казалось, будто стояла здесь всегда, и подарки были заказны-перезаказаны (и Андрей подозревал, что Дед Мороз уже облазил добрую половину нижегородских магазинов в поисках руля для компьютерных гонок), и настроение стойко держалось на отметке «очень хорошее». В общем, Андрей был уверен, что чудеса непременно случатся. Но не так же неожиданно, и не такие «чудесные», и не за неделю до 31 декабря… Юта тоже не понимала, почему это вдруг Андрей выучил ее язык. Она, по большому счету, предпочла бы, чтобы по-собачьи «шпрехала» мама – уж тогда Юта точно объяснила бы ей, что кушать собачкам нужно не два раза в день, а как минимум пять.

Но мама как всегда сидела за компьютером и что-то писала.

– Мам. – дернул ее за рукав Андрей, – можно я пойду погуляю?

– Иди, – мама даже не оторвала глаз от монитора.

– А можно я возьму с собой новую машинку?

– «…снизить объемы незавершенного производства…» – почему-то ответила мама.

– Чего? Ну можно машинку?

– Андрей, как ты меня достал! – воскликнула мама, крутанувшись на кресле, – я работаю, видишь?! Машинку – нет, ты ее сломаешь.

– Ну ма-а-ам…

– Нет, не мешай! Ты что, не понимаешь, я сейчас деньги на твои же машинки зарабатываю!

Вот так всегда – мама целыми вечерами сидит за компьютером (а если Андрея не ведут в садик, то и целыми днями), и все попытки сына поболтать с ней пресекает на корню. «Неужели она не понимает, что мне хочется с ней поговорить?» – думал Андрей, едва сдерживая слезы.

– Понял теперь, как  мне тяжело бывает с вами, – донесся до него голос Юты, – я говорю-говорю вам, что мне холодно спать на коврике, а вы все равно сгоняете меня с дивана.

– И что делать? Мне с мамой? – озадачился Андрей, – как научить ее меня понимать? Вот ты, Ют, что сделала для того, чтобы я начал разбирать твою речь?

– Ничего, – развела лапами Юта, – мне просто этого очень хотелось.

Андрей вздохнул и натянул шапку.

– Возьми меня с собой погулять, – шепнула собака.

– Ладно. Только, чур, с земли всякую бяку не есть.

Теперь вздохнула Юта (хорошо делать вид, что ты не понимаешь приказаний хозяев, когда они не разбирают твоих слов, но если ты секунду назад болтала с Андреем о погоде и природе, делать недоуменное лицо, одновременно проглатывая найденную старую кость, по меньшей мере нечестно).

 

На улице они задержались надолго. Андрей катался с горки, а Юта, поначалу как следует вывалявшись в свежевыпавшем снегу, просто носилась по двору. Она то ловила воображаемую кошку, то напрыгивала на старый пенек, словно это и не пенек вовсе, а злой враг, пришедший напакостить маме, папе и Андрею… Настроение у Юты было просто замечательное – сбылась собачья мечта, ее стали понимать хозяева. Точнее, один хозяин, Андрей. Но он такой славный мальчик, что… оставалось только радоваться. А вот Андрюша, несмотря на всеобщее горочное веселье, выглядел не очень счастливым. Он все никак не мог забыть маму, точнее, их утренний разговор. «Мама только и думает, что о работе, а меня совсем не замечает, – горькие мысли так и крутились в голове, – она зарабатывает деньги мне на машинки – но она и смотрит на меня, только в тот момент, когда передает свежекупленную машинку мне в руки. У нас дома лежит лото, которое она подарила мне на 5-летие. Мне уже 6, а в лото мы с ней так и не играли. И зачем мне игра, в которую мне не с кем играть?»

– Андрюш, ты чего? – к мальчику подбежала Юта.

– Так… – он ковырнул валенком снег, – про маму задумался.

– Про то, что она тебя не понимает? – догадалась Юта, и Андрей уже хотел было выложить ей все свои невеселые мысли, но тут Юту окликнула соседняя собака Дуся.

– Ого! У тебя тоже Собачье Счастье пришло? – кивнула Дуся на Андрея.

– Какое счастье? – не поняла Юта.

От роду ей еще не было и года, и она знала далеко не все собачьи приметы, легенды и былины.

– Один раз в двенадцать лет у собак наступает Собачье Счастье, – начала рассказ Дуся, – у каждой собаки исполняется ее самое заветное желание. Но самая большая радость этого Счастья заключается в том, что в полночь следующего дня желание можно перезагадать. Понимаешь? Очень часто получается так, что заветное желание сбывается, а ты вдруг осознаешь, что тебе от этого невесело. Вот для этого-то и нужна «перезагадка». Ты можешь отказаться от этого желания и выбрать себе другое, более важное.

– А ты что себе загадала?

– Чтобы меня не ругали за изгрызенные сапоги! – гордо произнесла Дуся.

– И как? Не ругают?

– Нет, – вильнула хвостом собака, – но я, наверное, его перезагадаю, – добавила она задумчиво, глядя на свою хозяйку бабу Настю, ковыляющую к Дусе и беззлобно грозящую собаке своей вечной палкой-клюкой, мол, домой уже пора. Дуся кинула короткое «Пока!» и убежала.

 

Вечером Юта долго лизала Андрею лицо. Мальчик едва сдерживал слезы – перед сном мама опять не почитала ему книжку про Пеппи Длинныйчулок.

– Там главы длинные, – сказала она, – а у меня еще в отчетах конь не валялся. Давай-ка стихи Михалкова почитаю.

Два стихотворения, короткие, как обрубыш Ютиного хвостика, пролетели стремительно, будто мама и не раскрывала книгу. А когда Андрей, чуть-чуть испугавшись неожиданно окутавшей его темноты, пискнул: «Мам, а ты веришь в чудеса?», она только прикрикнула на него: «Замолчи! Тебе спать давно пора!»

– Не переживай так, – успокаивала Андрея Юта, – ты… – она задумалась, будто принимал какое-то важное решение, – ты, главное, запомни, что я мерзну на подстилке, и мне на диване спать очень хочется. Запомнишь? – Юта с такой мольбой посмотрела в глаза Андрея, что он, ничего не спрашивая, кивнул:

– Запомню.

– Ну, ладно, мне пора, – Юта словно стряхнула с себя грусть и легко спрыгнула с кровати, но, очутившись на полу, вновь стала задумчивой, – мне… знаешь, мне очень понравилось с тобой общаться. Я тебя очень люблю. Ты это помни, ладно? Ты хороший. Очень хороший, – Юта еще раз лизнула Андрея в щеку и убежала на свою подстилку.

 

– Сынок, вставай! – Андрей открыл глаза. Мама нежно трепала его за плечо, – как спалось?

– Хорошо, – улыбнулся Андрей, – мне знаешь какой сон приснился?

– Какой? – мама присела на краешек кровати, – ну-ка, рассказывай!

Андрей уже минут пять пересказывал свой великолепный сон с колдунами и богатырями, и вдруг остановился. Такого никогда не было. Такого – чтобы мама не подгоняла его, не заставляла быстро-быстро одеваться, не кричала, что целых две минуты он сидел просто так с колготиной в руках, а значит, эти две минуты ушли псу под хвост… Такого! Раньше! Никогда! Не было!

В комнату вбежала Юта. Взгляд ее был выжидающим. Едва мама отправилась делать завтрак (и спросила, спросила при этом, что бы Андрюша хотел съесть!), Андрей тут же обнял собаку:

– Ютик, мама сегодня такая добрая!

Юта молчала.

– Представляешь, она внимательно слушала про мой сон!

Юта переступила с лапы на лапу.

– Ну, Ютик, ты что молчишь? Как тебе спалось?

Юта опустила голову и тихо тявкнула.

– Ты… ты больше не можешь говорить? – страшная догадка пронзила Андрея. По Ютиной щеке скатилась слеза, – точнее, это я больше не могу тебя понимать, – поправился он.

 Юта внимательно посмотрела на мальчика.

– Я даю тебе честное слово, Юта, – торжественно произнес он, – что ты всегда-всегда будешь спать на диване.

…Вошедшая в комнату мама застала странную картину: ее любимый сын рыдал, обняв собаку за шею.

 

Гулять с Ютой вышла мама.

– Баба Настя! – воскликнула она, увидев соседку, – глазам своим не верю!

Баба Настя шла ей навстречу легко и быстро. Палка, которую она по привычке держала в руках, лишь мешала ее стремительному шагу.

– Сама не понимаю, что произошло, – смеялась старушка, – ведь меня сколько лет больные ноги мучили, иной раз думала, пусть бы лучше отрезали, сил моих нет больше терпеть. А сегодня вдруг проснулась – и ноги будто здоровые стали. Не болит, не колет, иду – как внучка двадцатилетняя лечу! Меня сейчас, считай, и Дуся не догонит.

Бежавшая рядом Дуся весело повиливала хвостом.

 

Собачье счастье

Автор: Светлана \’Сторона Света\’ Сторожук

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
animals-nn.ru
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector